]]>
]]>

Il fiore delle mille e una notte, 1974

Il fiore delle mille e una notte

Нур Эд Дин купил рабыню, которая сама захотела быть проданной именно ему. Она была красивой, работящей и любила своего молодого хозяина - но он нарушил, по глупости и жадности, ее просьбу... И влюбленные хозяин и раба оказались разлучены, им придется пройти немало дорог в поисках друг друга.

Режиссер: Пьер Паоло Пазолини

В ролях: Нинетто Даволи, Франко Читти, Франко Мерли, Инес Пеллегрини, Маргарет Клеманти, Луиджина Рокки

Этот фильм замыкает "Трилогию жизни", которая началась "Декамероном", а продолжилась "Кентерберийскими рассказами". Интересно, что во время премьеры на Каннском фестивале была показана версия продолжительностью в 155 минут, но, не смотря на успех фильма и приз, который там вручили Пазолини, продюсеры попросили "Цветок..." подрезать. В результате версия, доступная нам сейчас идет около 130 минут, что именно было сокращено - неизвестно.

Сам Пазолини говорил, что восхищается "Тысяча и одной ночью", что пытаясь отобрать наиболее понравившиеся истории остановился на примерно полутора десятках. Отмечал он, в своих интервью, и значительное место, которое в фильме занимает гомосексуализм - и утверждал, что в данном фильме он - начало противоположное магии. Спору нет, половые органы героев мы будем видеть едва ли не чаще, чем их лица. Впрочем, арабский Восток вообще провоцирует гомосексуалистов - достаточно вспомнить соответствующие страницы Берроуза.

Вообще, в размышлениях Пазолини об этой работе есть два крайне интересных момента. Во-первых, он упоминал, что фильмы "Трилогии жизни" - наиболее "идейные" из его картин, причем эта идейность скрыта в изображении. "Я показываю мир — феодальный мир, — где эрос переживается особенно глубоко, неистово и счастливо и где нет ни одного человека, включая самых жалких нищих, который бы не обладал глубоким чувством собственного достоинства. Я воскрешаю этот мир и говорю вам: вот, сравните, я показываю, рассказываю вам, каков был этот мир" - утверждал Пазолини.

Вот тут-то и скрыта загвоздка: мне не кажется, что герои Пазолини в "Цветке..." полны таким уж достоинством. Строго наоборот - словно вознамерившись прилежно экранизировать русскую пословицу, они то и дело ржут по непонятным для меня причинам, причем смех, для моих ушей, звучит крайне неестественно. Более того: я далеко не уверен, что жители арабского Востока тех лет отличались таким уж достоинством - жизнь в ту эпоху едва ли давала беднякам много возможностей разогнуть спину - хоть в прямом, хоть в переносном смысле. Так что не стоит воспринимать этот фильм как даже квази-исторический, как экранизацию первоисточника. Это - экранизация фантазий Пазолини на заданную тему.

Интересно и отношения режиссера к показу секса - причем здесь он значительно справедливее, чем в фантазиях и полных достоинства средневековых бедняках. " Никогда никто не обвинит

зрителя, идущего смотреть «Броненосец “Потемкин”», в том, что им движет «интерес к политике», что означало бы невысокую оценку художественной значимости фильма, однако все готовы обвинить зрителя, идущего на фильм, где откровенно представлен секс, в том, что им движет жалкий «интерес к сексу», иерархически якобы низший. Это объективно уменьшает зна¬

чимость картины, тем самым относимой к более низкому уровню. Сколько же «религиозных» и «политических» «интересов» на самом деле ниже интереса к сексу!". Вот под этими словами я готов подписаться в любое время суток, тем более, что режиссер знал, о чем говорил: как-никак, от его фильмов происходит как минимум два поджанра эротического "экспло". И сам этот факт - уже безумно интересен, но напрочь игнорируется официальной критикой: фильмы Пазолини априори объявлены шедеврами, вариации на ту же тему Джо Д’Амато - по определению списаны как коммерческие подделки не имеющие художественной ценности. А на мой взгляд, тема эта весьма интересна для непредвзятого киномана.

Что касается сюжета, то он здесь изложен несколько сумбурно и непоследовательно - примерно как в самих сказках "Тысяча и одной ночи", когда истории перетекают одна в другую, ветвятся и выход из лабиринта найти не всегда легко. В результате временами возникает подозрение, что режиссер настолько заигрался, любуясь телами молодой гопоты, что и сам уже утратил нить рассказа. Усугубляется положение еще и тем, что среди героев, как мне кажется, нет ни одного, кто действительно вызывал бы сочувствие, мог понравится зрителю... Молодой дебил, который настолько захвачен вожделением, что не видит, как прощается с жизнью его невеста? Главный герой, который в перерывах между поисками "любимой рабыни" не забывает заняться групповым сексом? А при малейшем нажиме готов и сам задницу подставить? Ну. зовите меня черствым, но я как-то не склонен ему сопереживать.

Пресловутой атмосферы Востока я в фильме тоже как-то не почувствовал: временами все снято с привычной для Пазолини строгостью, временами возникают очень красивые цветовые сочетания, но ощущения чувственности и неги как-то не возникает. В советских фильмах про Шахрезаду, помнится, и то был проще ощутить "загадочный Восток".

В целом, пересмотр покажет, возможно, в фильме и откроются не замеченные ранее глубины, появятся разгадки многочисленных загадок... Но пока у меня создалось впечатление, что этот фильм не стоит считать лучшей работой мастера.

twitter.com facebook.com vkontakte.ru ya.ru myspace.com digg.com blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru google.com yahoo.com yandex.ru del.icio.us

  • Комментариев: 0

  • Вконтакте

  • Facebook

    Оставьте комментарий!

    grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

    Имя и сайт используются только при регистрации

    (обязательно)