Владимир Грамматиков: интервью, часть вторая

10 марта 2011 г.Просмотров: 4568RSS
Рубрики: ИнтервьюМетки:
]]>
]]>

grammatikov

Так как первая часть интервью Грамматикова вызвала немалый интерес, привожу его вторую часть, касающуюся других его работ в кино и на тв. По сути, это необработанная расшифровка диктофонной записи интервью "Ивановской газете".

Хоакин Мурьета

Уже шел спектакль Марка Захарова, а музыку к мои ранним фильмам – и «Усатый нянь», и «Шла собака по роялю» писал Алексей Рыбников. Для фильма он хотел переписать все фонограммы заново, но, к сожалению, мы переписали только чилийскую часть, потому то мы не смогли найти таких исполнителей, пришлось использовать фонограммы спектакля и пластинки. В те годы было много музыкальных фильмов, но они строились по шаблону: ВИА приезжает из провинции на конкурс, Пугачева им помогала, они побеждали… Развлекательное, легкое кино. Мы же считали что структура музыкального фильма может решать и более серьезные задачи – это было мощное коммуникативное средство с молодежью. Я разрабатывал несколько иную тему чем Марк Захаров. Я разрабатывал «насилие порождает насилие», уже тогда возникал и терроризм. Работа была тяжелой, но увлекательной. Жара, Ялта – денег на Калифорнию нам не хватало и всю Калифорнию делали там. Камеру мы использовали гигантскую со стол размером, а хотелось, чтобы она двигалась, летала. Актеры пели не сами, снимали синхрон, все потом надо было «подложить» - любая промашка и все нужно делать новый дубль. Работали увлеченно, каскадеры там бог знает, что творили.

Спектакль Захарова я видел еще до съемок, но у него своя тема. Он делал спектакль «сторонним взглядом», я так сказал тогда: «он словно подглядел в замочную скважину латиноамериканского посольства. Он обиделся, когда ему передали эти слова. Захаров не утруждал себя вникнуть, причинно-следственные связи понять. Он сделал что-то красивое, танцующее, поющее, но отдельное от него. А я хотел влезть внутрь истории. Потому и Смерть (Саша Филлипенко) у нас был условным, но почти реальным. Мы все думаем о Смерти, те кто не думают – просто кокетничают. Мы знаем точно только две вещи: то, что мы родились, и то, что мы умрем.

Мы хотели потом с Рыбниковым делать еше одну картину «Исидора», про Есенина и Дункан. Здесь бы уже пришлось соединять поэзию, музыку, танец. К сожалению, мы ошиблись предложив писать либретто молодому драматургу из Перми. К тому же по этому периоду материала не так много, а представления совершенно не верное. Исторя подняла этих людей на гребень. А потом время сменилось, а они не могли с этим согласиться. Это неизбежность их гибели. У меня уже возникали какие-то сцены, образы. Но не получилось.

Как вам видится разница между русской и западно-европейской сказкой?

Я был на премьере «Книги Мастеров», которую «Дисней компани» снимали по нашим сказкам и с нашими актерами. Шел я с тревогой. Опыт такого синтезирования не всегда бывает успешен. В детском русском кино важно соблюдать традиции, которые уже существуют. Но без современных технологий ребенок просто не будет смотреть фильм. Мне было интересно делать и западноевропейских «Мио» и «Маленькую принцессу», и нашу русскую «Аленький цветочек». В русской сказке все должно быть проще: есть силы добра и зла, и компромиссы не нужны. Она должна быть яркой, сочной, нарядной. А в той же «Маленькой принцесса» там полутона, туманность, размытость красок – это не совсем Диккенс, но он сидел у меня в голове, безусловно. Но есть вещи которые везде похожи – нужно рассказать внятную историю, у автора должны быть свои симпатии и антипатии.

Вы работали и над фильмами, на телесериалами. В чем разница, как она вам ощущается?

Я делал адаптацию «Улицы Сезам» для России. Американцы должны были объяснить нам секреты линейного производства. Сериал делается быстро: в кино я снимаю в смену 4-5 минут, а там надо 9-12. В один день можно снимать эпизод из 1, 6 и 12 серий. Чтобы ставить задачи актеру режиссер должен четко понимать не только темпоритмическое развитие, но и что произошло. Я это называю эмоциональной памятью. Я рисовал актерам графики, в какой серии в какой сцене для актрисы и ли актерам нужен эмоциональный пик. Они понять не могли сначала, что это такое. В фильм тв вкладываешь больше своих переживаний, в сериале больше интерпретируешь как рассказчик. Сейчас режиссеры сами не монтируют, я не могу себе такого представить.

Для меня важна атмосфера на площадке, я никогда не ору, разговариваю тихо. Но громче меня на площадке никто не разговаривает.

twitter.com facebook.com vkontakte.ru ya.ru myspace.com digg.com blogger.com liveinternet.ru livejournal.ru google.com yahoo.com yandex.ru del.icio.us